суббота, 12 июня 2021 г.

Образ Александра Невского в отечественной графике из коллекции музея

В 2021 году все россияне чествуют одного из главных своих героев, жизнь которого стала нравственным идеалом для человека, любящего свою веру и свое Отечество. В июне – 800 лет со дня рождения князя Александра Ярославовича, которому народ за его полководческий дар дал прозвище Невский. Великий князь, воин, политик, дипломат. Но идеалом русского народа всегда была святость. Потому и чтится особо память об Александре Невском, что жизнь свою он окончил монахом, а как святой стал почитаться вскоре после кончины.

Мы не знаем изображений князя. Не было тогда ни фотографии, ни светской живописи. Потому сначала сложился иконографический канон. До Петра Первого Александр Невский изображался монахом, с XVIII века – великим князем и воином, а иноческий образ остался только в старообрядческих изводах. Современная иконопись часто сочетает в одном изображении разные ипостаси этого великого человека. В монастырях же вновь вернулись к изображению князя схимником – такова была его последняя воля.

Светские изображения Александра Ярославича впервые появились в русских летописях, но особенно распространились в XVIII веке. Начиная с академических образов В. Л. Боровиковского в росписях храмов, заканчивая отдельными наиболее важными событиями из жизни полководца.

По сути, короткую, но славную жизнь Александра Невского можно представить либо по житийным иконам, где в клеймах вокруг центрального образа подробно рассказывается о пути к святости, либо по многочисленным изображениям кисти русских художников – Г. И. Угрюмова, В. К. Шебуева, Г. И. Семирадского, М. В. Нестерова, В. М. Васнецова, Н. К. Рериха. Самый известный, почти символический образ создал в тревожном 1942-м году Павел Дмитриевич Корин в триптихе «Александр Невский».

Мы помним и советский фильм, соединивший трех великих мастеров - С. М. Эйзенштейна, С. С. Прокофьева и Н. К. Черкасова. И не случайно на советском ордене Александра Невского кинематографический образ – профиль Николая Черкасова.

Сам орден впервые был учрежден в Российской империи Екатериной Первой и просуществовал до 1917 года.

Петр Первый, задумывая его учреждение, предполагал, что им будут награждаться только военные. Но Екатерина решила по-другому – и кавалерами ордена смогли стать и штатские люди. «За труды и Отечество» - гласил девиз ордена.


В. А. Тропинин (1780-1857). Портрет С. М. Голицына. 1828.  Холст, масло 71,5х59

Князь Сергей Михайлович Голицын (1774-1859) был удостоен всех высших российских орденов. На портрете работы Василия Андреевича Тропинина он представлен кавалером двух орденов – св. Владимира (ниже) и св. Александра Невского (выше) с алой орденской лентой через плечо. В частности, серебряной восьмилучевой звездой ордена князь был награжден за свою попечительскую и опекунскую деятельность. Он был причастен к деятельности Московского университета, Воспитательного дома, ряда женских образовательных учреждений, Голицынской больницы, основанной его дядей, строительству храма Христа Спасителя в Москве. Позже князь поучит высший орден Российской империи – Андрея Первозванного. И на портретах будет изображаться с голубой орденской лентой. Наш же портрет уникален своей редкостью, более ранним временем исполнения.

Образ Александра Невского отражен художниками в разных видах искусства – стоят памятники и бюсты, написаны картины, выполнены иллюстрации.

В собрании нашего музея есть два графических листа выдающихся отечественных графиков – Владимира Фаворского, отца и сына Шмариновых. Владимиру Андреевичу Фаворскому – лучшему иллюстратору «Слова о полку Игореве»  тема Древней Руси, воинского подвига была близка. В листе из собрания нашего музея художник дает нам необычный образ князя-воина – в минуту раздумья или отдыха.

В. А. Фаворский (1886-1964). Александр Невский. Бумага, ксилография. 27х24; 22,5х17

Суровый, но спокойный взгляд князя обращен в сторону. Не убирает он руку с рукояти меча – всегда готов выхватить его для защиты Отчизны. Ведь «кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет». А за плечами князя – русская земля. Ветер гнет травы, волны ковыля идут к горизонту. Там, на горизонте – село, где живут те, кто так нуждается в защите князя. Русское воинство представлено витязем в кольчуге, стоящим за спиной князя и сдерживающим его коня.

Художник использует прием предстояния – как в иконописи или в портрете итальянского Возрождения XV века. Фигура князя словно царит над пространством и сильно приближена к нам. Думается, что обращение к иконописи было логичным для автора, для которого Александр Невский прежде всего – святой.

Символичен образ князя и в графическом листе Дементия Алексеевича и Алексея Дементьевича Шмариновых.

Д. А. Шмаринов (1907-1999), А. Д. Шмаринов (р. 1933). Александр Невский. 1969
 Бумага, линогравюра.  Л. 60х85; и. 58,3х79,3

Здесь образ князя очевиднее перекликается с религиозным искусством, потому и Спас Нерукотворный на хоругви. Линии четкие и выразительные, почти чеканные. Подобный образ можно представить не только в графике, но и в рельефе, медальерном искусстве.

Оба графических листа поступили в музей, а ксилография Фаворского – еще в галерею – в послевоенное время. Тогда существовала добрая традиция регулярных безвозмездных передач в провинциальные музеи. Михаил Павлович Крошицкий всегда был озабочен тем, как мало графики было в то время в нашем собрании. И как порадовался бы он нынешней коллекции музея…

Т. П. Сайгушкина, искусствовед