суббота, 12 июня 2021 г.

Портрет как отражение эпохи. Часть 1

В экспозиции Севастопольского художественного музея находятся два замечательных женских портрета – «Портрет графини А. В. Браницкой» Йозефа Грасси и «Портрет жены негоцианта Киселева» Василия Тропинина. Несвязанные между собой, на первый взгляд, эти работы объединяет невидимая нить российской женской моды, протянувшаяся с конца XVIII по середину XIX века. В первой части мы рассмотрим особенности костюма и моды 1790-х в России с использованием женских портретов из других собраний.

Йозеф Грасси. Портрет графини А.В. Браницкой. 1793. 
Севастопольский художественный музей им. М.П. Крошицкого

На протяжении многих веков одежда и аксессуары были неотъемлемой частью жизни человека, ее материальной культурой. Через нее транслировались социальная и классовая принадлежность, нравы и дух времени. «Портрет графини А. В. Браницкой» относится к периоду правления императрицы Екатерины II, которая первой среди отечественных самодержцев осознала силу костюма в политической жизни и превратила моду в особый язык.

Портрет написал австрийский художник Йозеф Грасси, который в 1791-1794 годах снискал себе славу в Варшаве за исполненные портреты российской и польской аристократии. Возможно, в Польше и был написан портрет Браницкой.

Александра Васильевна Браницкая, урожденная Энгельгардт (1754-1838) – племянница всемогущего князя Г. А. Потемкина-Таврического, жена польского гетмана графа Франциска Ксаверия Браницкого. При Екатерине II Александра была пожалована в камер-фрейлины. Ко времени написания портрета она уже была доверенным лицом императрицы, обладала колоссальным состоянием и занималась благотворительностью.

Йозеф Грасси изобразил графиню на фоне природы, возможно, парка. В изящных жестах, несколько жеманной позе, благородной непринужденности и в костюме проявляется принадлежность Александры Васильевны к высшему сословию. Ее платье умеренно декорировано. Плечи покрывает красная шаль, а голову украшает экзотический головной убор – тюрбан с бахромой и массивным драгоценным украшением. Такой внешний вид  не личная прихоть графини, а проявление модных веяний того времени, которые развивались под влиянием определенных факторов, которые мы рассмотрим.

Как уже сказано выше, Екатерина II уделяла особое внимание костюму, тому, какие «послания» он передает. Например, о победах русской армии и успехах во внешней политике страны: разделы Польши, противостояние со Швецией, присоединение Крыма, приоритет Англии как экономического партнера, русско-турецкие войны. Влияние двух последних факторов и проявляется в портрете графини Браницкой.

Во второй половине XVIII века Великобритания становится важным экономическим партнером Российской империи. С началом промышленной революции мировое влияние Соединенного королевства растет. Технический переворот позволил усовершенствовать производство шерстяных, шелковых и хлопчатобумажных тканей. Это незамедлительно нашло отражение в костюме и моде, которую теперь диктуют англичане. В то же время в стране начинается движение против рафинированной аристократической моды, которое с 1770-х годов захватывает европейский континент.

Важно оговориться, что сама императрица Екатерина II выступала против роскоши и прививала русскому обществу сначала немецкое по духу отношение к костюму (практичность, функциональность, приемлемая стоимость), позже английское.

При английском короле Георге III особенно почитались гражданские и семейные добродетели в буржуазном и высшем обществе. Поэтому вычурной и фривольной французской моде англичане предпочитали элегантный, сдержанный и практичный костюм. Женские платья шились очень простыми, из гладких тканей, как правило, в светлых сдержанных оттенках. Популярным головным убором стали соломенные шляпки, как признак любви англичан к сельской жизни. В моде были и восточные тюрбаны. Характерно то, что на Востоке тюрбан принадлежит мужскому костюму. Но в Европе и России он считался исключительно женским аксессуаром.

Джон Хопнер. Портрет Арабеллы Дианы Коуп, герцогини Дорсет. 1790-е. Замок Кнол, Англия

Для наглядности рассмотрим портрет кисти Джона Хопнера. Герцогиня Арабелла Коуп одета в английское придворное светлое платье с высокой талией. Плечи покрыты шалью, концы которой прикреплены к поясу. Тяга к естественности, присущая и российской моде того времени, проявляется в легком макияже и свободных завитых локонах. Завершает образ тюрбан, украшенный тремя загнутыми вперед страусовыми перьями.

Тюрбан проник в европейский костюм еще во времена франко-бургундских мод XIV-XV веков. И в последующие времена продолжал встречаться в светском костюме. В XVIII веке тюрбан стал особенно популярным, в связи с усилением интереса Европы к Востоку. В России увлечение экзотикой в костюме было актуализировано победами в кровопролитных русско-турецких войнах. Тот период оставил множество портретов знати, которые иллюстрируют пристрастие российского высшего общества к стилю «тюркери», по-французски, или, на русский манер, «оттоманщине». Яркий пример – «Портрет Екатерины Сергеевны Самойловой», кисти Иоганна Баптиста Лампи Старшего.

Лампи, Иоганн Баптист Старший. Портрет Екатерины Сергеевны Самойловой. Между 1792-1796.
Государственный Эрмитаж

Екатерина Самойлова, урожденная Трубецкая (1763-1830) – фрейлина Екатерины II, жена государственного деятеля и военачальника А. Н. Самойлова (племянника светлейшего князя Г. А. Потемкина-Таврического). По историческим сведениям, во время русско-турецкой войны 1787–1791 годов Самойлова находилась вместе с мужем в Бендерах, при главной квартире Потемкина. В 1792-1796 годах был написан представленный портрет, который во многом схож с портретом Александры Браницкой. Самойлова одета в умеренно декорированное платье, плечи и голову покрывает шаль, на голове восточный тюрбан, украшенный драгоценностями.

Тюрбаны носили как с нарядами английского образца, так и с «греческими» и «турецкими». Большое влияние на развитие моды «тюркери» в Российской империи оказала французская художница Элизабет Виже-Лебрен (в собрании СХМ находится копия с ее автопортрета). В конце XVIII века за несколько лет пребывания в России художница написала портреты многих представителей и представительниц аристократических родов в образах «а ля тюркери».

Виже-Лебрен. Портрет Самойловой с детьми Еленой и Григорием. 1797

Уже известная Екатерина Самойлова позировала Лебрен. Художница изобразила графиню с детьми Еленой и Григорием в интерьере в восточном стиле. Самойлова одета в закрытое алое платье с белым воротником, высокой, почти ампирной, талией и с вышивкой на подоле. Темные волосы естественного цвета обрамляют лицо и свободно лежат на плечах. А голову украшает турецкий тюрбан бирюзового цвета с отделкой перьями, называемой «сультан».

Виже-Лебрен. Портрет княгини Анны Александровны Голицыной. 1797.
Художественный музей, Балтимор

Этот тип тюрбана повторялся в разных вариациях. Например, на «Портрете княгини Анны Александровны Голицыной» это импровизированный тюрбан, драпирующий голову. Княгиня одета в платье свободного кроя, которое запахивается, как турецкий кафтан. Алый пояс с кисточками и золотые цепочки на шее усиливают впечатление о Востоке. Подобные ассоциации присутствуют и в украшениях Браницкой – золотые браслеты на руках графини напоминают «рабские цепи». Привлекает внимание и красная шаль.

Элизабет Виже-Лебрен. Портрет Варвары Николаевны Головиной. 1797-1800

На портрете кисти Лебрен можно увидеть, как Варвара Николаевна Головина укуталась в замечательную кашемировую турецкую алую шаль с золотой вышивкой. Этот аксессуар вошел в русскую моду в 1790-е годы, особенно распространен был в эпоху ампира. В этом портрете тюрбан собран драпировками и выполнен больше в неоклассическом вкусе.

Период екатерининского царствования стал первым этапом знакомства с искусством и костюмом Турции. Несмотря на политические и культурные контакты между двумя государствами, «турецкий стиль» в России того времени выражался в формах, далеких от реальных турецких образцов. К началу XIX века в стране появились достоверные знания о Турции. Это привело к появлению «восточного стиля» более близкого к первоисточникам. Также продолжали дополнять отечественный светский костюм экзотическими аксессуарами.

Но время шло, менялась общественная и культурная жизнь, а вместе с ними и мода. На акварельном портрете работы художника Николая Алексеева изображены уже дочь Александры Браницкой Елизавета Ксаверьевна Воронцова со своей дочерью Софьей Шуваловой. Их облик, одежда, прически достаточно схожи с обликом дамы на «Портрете жены негоцианта Киселева» кисти Василия Тропинина.

Алексеев Н. И. Е. К. Воронцова с дочерью Софьей Михайловной Шуваловой. Конец 1840-х

В. А. Тропинин. Портрет жены негоцианта Киселева. 1841.
Севастопольский художественный музей им. М.П. Крошицкого

Почему представительницу купеческого рода не отличить от статс-дамы? Этот и другие вопросы будут раскрыты в следующей части статьи «Портрет как отражение эпохи».

 Валерия Пенчева, искусствовед