вторник, 1 декабря 2020 г.

История одной картины. Вспоминая судьбы двух художников




В собрании Севастопольского художественного музея имени М. П. Крошицкого хранится графическая работа известного крымского художника Владимира Константиновича Яновского (1876 – 1966) «У могилы Ф. Васильева». В этом году исполнилось 170 лет со дня рождения гениального пейзажиста Федора Александровича Васильева. Появилась возможность вспомнить двух замечательных художников.  
Яновский В. К. У могилы Ф. Васильева. 1946. СХМ 

Федор Васильев казался всем, кто видел его впервые, с иголочки одетым франтом с аристократическими манерами, весельчаком и насмешником, родившимся в сорочке счастливцем. Кто же мог предположить тогда, что среди многих трагических судеб русских художников трагедия Федора Васильева окажется едва ли не самой жестокой? 
Крамской И. Н. Портрет художника Ф.А.Васильева. 1871. ГРМ 

Перебирая в памяти судьбы рано умерших художников, оставивших неизгладимый след в искусстве, вспоминаешь немало имен. Но нельзя, кажется, найти имени человека, который, не прожив полных двадцати трех лет, оказал бы такое глубокое и серьезное влияние на целый жанр живописи, как Васильев. 

Федор Васильев родился 10 (22) февраля 1850 года в Гатчине в семье мелкого почтового чиновника еще до официального брака. Он был внебрачным сыном, что впоследствии осложнило ему жизнь. Детство его прошло на 17-й линии Васильевского острова в Петербурге, в одноэтажном низеньком домике, где царила беспросветная нужда. В двенадцать лет он нанялся почтальоном, а в пятнадцать - зарабатывал на жизнь в мастерской реставратора П. К. Соколова. 

С 1865 года Васильев стал посещать рисовальную школу Общества поощрения художников, в которой преподавал И. Н. Крамской. «Легким мячиком он катался между своими учителями – Шишкиным и Крамским, и оба его учителя полнели от удовольствия, от восхищения этим талантом, этим дарованием удивительным... Крамской его обожал, не мог на него нарадоваться и в его отсутствие беспрестанно говорил только о ... гениальном мальчике», - писал И. Е. Репин в книге «Далекое близкое». Позднее Крамской скажет о Васильеве, что он внес в русский пейзаж то, чего ему недоставало: поэзию при натуральном исполнении. «Чудо-мальчиком» называл Васильева, считавший себя его учеником Илья Репин. А художник Николай Ге написал о Васильеве: «Молодой, сильный, всего пять лет живший, как художник, достигший высоты громадной. Он открыл мокрое, светлое, движущееся небо и те прелести пейзажа, которые он выразил в сотне своих картин». Чувство движения – вечной основы жизни – составляет одну из драгоценнейших особенностей живописи Васильева. В его картинах дышит, живет и движется все. 
Васильев Ф.А. Оттепель. 1871. ГТГ 

Зимой 1871 года Васильев написал знаменитую, знаковую в его биографии, «Оттепель», первую свою по-настоящему «взрослую» картину, где юношеская светлая любовь к жизни впервые соединилась с глубоким и грустным раздумьем. В ней заметно стремление к обобщению образа природы, лирические переживания. «Оттепель» принесла художнику славу. На конкурсе, устроенном Обществом поощрения художников, «Оттепель» получила первую премию, картину купил П. М. Третьяков. А великий князь Александр Александрович, будущий император Александр III, заказал для себя повторение этой прогремевшей на всю страну картины. В 1872 году на Всемирной выставке в Лондоне она получила широкое признание. Но успех художник встречал уже безнадежно больным. Работая над этюдом, он простыл, у него обнаружился туберкулез легких. Врачи посоветовали поехать на лечение в Крым, откуда художнику уже не суждено было вернуться. Последним пристанищем Федора Александровича Васильева стала Ялта. 
 Васильев Ф.А. Мокрый луг. 1872. ГТГ 

В Крыму, в окружении южной природы, он страшно тосковал по среднерусскому пейзажу. Данью этим тревожащим душу воспоминаниям о привольных русских равнинах, о серебристых ивах, туманах, стелющихся над водой, воспоминаниям, обращенным в прошлое, к счастливым дням детства стала картина «Мокрый луг», созданная на основе зарисовок, сделанных в имении графа Строганова. В ней он выразил свои чувства, всю свою любовь – все, что бередило память сердца. «Эта картина рассказала мне больше Вашего дневника», - писал Васильеву Крамской, увидев «Мокрый луг» в Петербурге перед выставкой в Обществе поощрения художников. 

Пока болезнь позволяла, художник много работал. Чтобы платить врачам, за очень скромную квартиру, содержать мать и младшего брата, Ф. Васильеву приходилось писать по заказу, нередко, по его словам, едва держа кисть. О положении художника говорят его письма к И. Н. Крамскому. «Кроме мерзостей, бед и болезни, на меня в Крыму не упало ни одного светлого луча, - сообщал он 29 мая 1873 года. - Разве только иногда забываешься перед натурой, только ее грандиозность и красота доставляли мне действительно счастливые минуты». 

«Если написать картину, - писал он Крамскому из Крыма, - состоящую из одного голубого воздуха и гор, без единого облачка и передать это так, как в природе, то, я уверен, преступный замысел человека, смотрящего на эту картину, полную благодати и бесконечного торжества и чистоты природы будет отложен…» 
 Васильев Ф.А. В Крымских горах. 1873. ГТГ 

Задумываясь над одной из последних работ Васильева «В Крымских горах», проникаешься восхищением величия природы, стремлением автора передать ее вечность. Тяжело больной молодой художник тонко почувствовал красоту и торжественную тишину безграничного неба, высоких стройных сосен, уходящей вдаль дороги. Он придал произведению философский, эпический характер, как бы напоминая о конечности земной жизни, о вере в то, что постижение природы возвеличивает и облагораживает людей. Это мироощущение позднее зазвучит у Левитана в картине «Над вечным покоем». 
 Васильев Ф.А. В Крыму. 1872 – 1873. СХМ 

В собрании СХМ имени М. П. Крошицкого хранится маленький лирический этюд Ф. Васильева «В Крыму», созданный в 1872 – 1873 годах. В нем переданы собственные натурные наблюдения художника и совершенно особое состояние крымского горного воздуха. В колорите очень точно выдержано цветовое единство. «У меня до безобразия развивается чувство каждого отдельного тона, чем я страшно иногда пугаюсь. Где я ясно вижу тон, другие ничего могут не увидеть», - писал он Крамскому. Несмотря на этюдность, здесь четко выстроена композиция: подробно уверенными, смелыми мазками «рассказан» передний план, удачно высветлен средний, а вдали мягкая гряда крымских гор как бы «поддерживает» небо с подвижными, несущими влагу, облаками. 

В 1873 году вести из Петербурга о признании его творчества придали Васильеву надежду на лучшее будущее. Только состояние здоровья становилось все хуже и хуже. Врачи посоветовали поехать на лечение в Италию. Но для выезда за границу необходимо было «звание», и он ждал его от Академии, куда давно подал прошение о присуждении ему звания художника. Васильев жил в Крыму с просроченным паспортом и таким же просроченным отпускным свидетельством из Академии, т. е. без всякого вида на жительство. Совет Академии соизволил присудить Васильеву звание классного художника 1-й степени, но… при условии, что «вольноприходящий ученик» выдержит экзамен «из наук». Поездка в холодный, сырой Петербург для сдачи грамматики, арифметики, истории была равносильна самоубийству. Васильев просит освободить его от экзамена и дать постоянный вид на жительство. Но Совет отменяет прежнее свое постановление и присваивает ему звание «почетного вольного общника», дававшее одно лишь право: при посещении здания академии надевать шитый золотом мундир…Это сообщение окончательно его сломило и привело к трагическому концу. Гениальный художник Федор Александрович Васильев, к огромному сожалению, преждевременно скончался 24 сентября (6 октября) 1873 года в Ялте. Его похоронили на ялтинском Поликуровском кладбище. 4 сентября 1879 года И. И. Шишкин, который был одним из учителей и мужем сестры Ф. Васильева Евгении, установил на его могиле памятник.

К сожалению, как трагична была жизнь Федора Васильева, так были трагичны и события, связанные с его могилой и памятником.
Памятник на могиле Ф. А. Васильевп на Поликуровском кладбище в Ялте


Во время оккупации Крыма в годы Великой Отечественной войны на Поликуровском холме расположилась кавалерийская немецкая часть, солдаты которой использовали могильные плиты для строительства укреплений и прочих хозяйственных построек и нужд. Многие памятники на захоронениях были разрушены, в том числе и посвященный Ф. А. Васильеву. В 1963 году по рисунку И. И. Шишкина захоронение и памятник были восстановлены. Но в «лихие» 1990-е, когда процветала скупка металлов, с могилы исчез бронзовый бюст… И до сих пор памятник не восстановлен…


 Яновский В.К. У могилы Ф.Васильева. 1946. СХМ 

Грустное, печальное чувство возникает, глядя на акварельную работу крымского художника Владимира Константиновича Яновского (1876 – 1966) «У могилы Ф. Васильева» (1946, СХМ). 

Над могильной плитой Ф. Васильева, словно символ одинокой и трагической судьбы талантливого художника, возвышается молчаливый кипарис. Он, как будто, охраняет покой страдавшего при жизни «чудо-мальчика». А южное крымское солнце, кажется, хочет согреть своими яркими лучами последнее пристанище юного живописца. Разноцветные груды камней среди строгих тёмно-зелёных кипарисов напоминают о фашистских варварах, уничтоживших на кладбище надгробия. Необычайную рельефность и объемность придают акварели богатые светотеневые контрасты и цветовые переходы. 

Лирическое настроение возвращает к творчеству Ф. А. Васильева. Как будто вместе с В. К. Яновским вспоминаешь, как изображал небо, облака, крымские виды гениальный художник. Для двух пейзажистов безграничная любовь к природе была неиссякаемым источником вдохновения и творчества. Их сближали и жизненные перипетии, и страстное желание стать художником. 

Владимир Константинович Яновский родился 15 (2) апреля 1876 года в бедной крестьянской семье, обосновавшейся в деревне Ортолан или Топлак Феодосийского уезда (Белогорский район). Через два месяца после его рождения умер отец. Мать, Анна Борисовна, оставшись с четырьмя детьми, пошла в батрачки. Детство у юного Володи было бедное и голодное. 

Летом 1888 года он встретил у реки незнакомого человека с мольбертом. Мальчик с восторгом наблюдал, как под кистью незнакомца преображался белый лист бумаги. Позднее он узнал, что это был известный русский художник-передвижник Г. Г. Мясоедов. Случайная встреча пробудила в юноше мечту стать художником. Через 13 лет они встретятся в Ялте на утренних этюдах и в мастерской Г. Г. Мясоедова. 

В Ялте Яновский, благодаря фотографу Семенову, выучился на фоторетушера и самостоятельно осваивал азы акварельной живописи. Он сумел получить работу в мастерской талантливого фотографа Ф. П. Орлова, снимавшего императорскую семью. 

 В 1895 году В. Яновский поступил на вечерние курсы рисовальной школы при Обществе поощрения художников в Санкт-Петербурге. Ему пришлось совмещать учебу и работу, так же как и Ф. Васильев, обучавшийся в этой школе и подрабатывавший в мастерской реставратора П. К. Соколова. Однако работа и учеба без отдыха, бедность и непривычный климат вскоре подорвали здоровье молодого В. Яновского. В 1900 году он был вынужден вернуться в Крым, в Ялту. Ему помогли природные способности и страстное желание стать художником. Он брал этюдник и шел писать родные пейзажи, создавая для себя самого, a затем и для широкого зрителя образ крымской земли. 

С 1925 года и до конца своих дней художник жил в Бахчисарае, занимался преподавательской деятельностью. 

 После Великой Отечественной войны В. К. Яновский совершил длительный поход по крымским горам, зарисовывая с натуры места партизанских боев. Возможно, в этот период художник оказался в Ялте и почтил память талантливого художника Ф. А. Васильева на Поликуровском кладбище. 

Произведение крымского художника В. К. Яновского «У могилы Ф. Васильева» побуждает вернуться к творчеству и бесконечным раздумьям так рано ушедшего из жизни молодого, но одного из самых талантливых пейзажистов XIX века. 

 Л. Кашникова, научный сотрудник музея