понедельник, 1 июня 2020 г.

Звучащая тишина Павла Петровича Мирошниченко

Мы продолжаем рассказывать о севастопольских художниках – ветеранах Великой Отечественной войны, работы которых хранятся в собрании Севастопольского художественного музея им. М. П. Крошицкого.
1 июня исполняется 100 лет человеку-легенде, одному из лучших севастопольских художников и педагогов Павлу Петровичу Мирошниченко.

Он родился в Луганской области, рисовать начал с детства. Был призван в армию в 1939 году. После службы собирался учиться. Но началась Великая Отечественная война. Разведчик артиллерийских и минометных частей, зам. комвзвода, старшина Мирошниченко сражался под Керчью, ему удалось бежать из Аджимушкайских каменоломен, когда город был захвачен фашистами. В составе Южного фронта, а затем Западно-украинского, 2-го Украинского воевал на Кавказе, в донских степях, освобождал Румынию, Австрию, Чехословакию. Особенно тяжело пришлось на Кавказе. Был награжден Орденом Красной Звезды, двумя орденами Великой Отечественной войны, медалями «За отвагу», «За освобождение Вены», «За победу над Германией», «За боевые заслуги», благодарностями Г.К. Жукова и И.В. Сталина.

Учиться начал поздно, в 26 лет, уже после войны. После окончания Симферопольского художественного училища им. Н.С. Самокиша в 1951-м был направлен в балаклавскую среднюю школу №30 учителем черчения и рисования. Дальнейшая судьба художника была связана с нашим городом. 

С 1953 года Мирошниченко преподавал в Строительном техникуме, двенадцать лет руководил городской студией самодеятельных художников. Работал в мастерских Художественного фонда, в 1965 году вступил в Союз художников СССР.

Приобретя по орденской книжке «Запорожец», отправился с другом, художником и ветераном войны Маем Чухланцевым на Кавказ – в Чечню, Дагестан - в те места, где когда-то воевал…

Очень требовательно относился Павел Петрович к своему творчеству. Потому персональных выставок у него было немного. И звание получил несправедливо поздно – в 75 лет.

В 2000-м году Севастопольский художественный музей ходатайствовал о награждении Павла Петровича орденом «За мужество», который был вручен художнику на открытии его персональной выставки.

Войну почти никогда не писал, когда его спрашивали о причинах, отвечал: «В годы войны мне слишком много довелось увидеть мрачного. Может, поэтому я стремлюсь к тому, чтобы мои работы были всегда праздничными и яркими».

Инкерман. 1961

Что же поражает нас в творчестве художника Павла Петровича Мирошниченко? Тишина. О ней он мечтал в годы войны, ее воплощал в своих картинах. Но пейзажи у него не беззвучны: переговариваются гудками катер и буксир («Инкерман»), бьет ветер яхтенные паруса («Яхт-клуб»), слушают крики чаек суда на ремонте, гудят насекомые над огненными полями инкерманских предгорий. Эти звуки лишь подчеркивают Тишину. Ощущаешь, с каким наслаждением вслушивается в нее художник.

 Яхт-клуб. 1968

Его часто называют импрессионистом, почему-то отмечают отсутствие обобщения в его работах. Но это не так. Посмотрите на композиции его полотен: они всегда развернуты в глубину. И столь свойственную его работам тишину создает именно этот долгий первый план. При всей конкретности изображенных мест (а Павел Петрович не любил «открыточные» виды), именно эта развернутость композиции, равнозначность ближнего и дальнего планов «поднимает» изображенный вид над конкретикой, придает ему вневременное звучание. Импрессионистом художник был в передаче цвета и света. 

 Окраина Инкермана. 1976

Если бы его инкерманские работы поместить на огромных рекламных щитах в разных местах этой части города, то и его жители, и другие севастопольцы и гости убедились бы, что в нашем городе нет некрасивых мест. Но чтоб это увидеть и воплотить, нужен художник масштаба Петра Павловича Мирошниченко.

Корабли на ремонте. 1975

А масштаб творчества мастера был оценен не только в нашей стране. Пять пейзажей находятся в Японии, причем отбирали их японские искусствоведы. Около тридцати работ хранятся в Венгрии и Чехии – странах, которые когда-то освобождал Павел Петрович Мирошниченко.

Вечная память и слава смелому воину и прекрасному художнику!
Т. П. Сайгушкина